Главная » Люди

Слезы тщетности

30 августа 2011 4 коммент.

Юля Блюхер, художник-иллюстратор. В жизни она носит красно-рыжие волосы, а  в своих работах сознательно уходит от цвета.

В 2004 году окончила Художественно-Промышленную Академию им. Барона Штиглица в Санкт-Петербурге. Факультет — Декоративно прикладное искусство. Станковая и книжная графика.

После окончания Мухи работала дизайнером. Попробовала многое, начиная с полиграфии, заканчивая интерьерами казино. Потом Роман Крихели из дизайн-бюро «Проект» (Москва), «подтянул» Юлю в иллюстрацию.

С автором я познакомилась на выставке «День рождения жены художника», которая прошла в петербургском лофт-проекте «Светоч».

Все эти углы и строение комнат в некоторых Ваших работах отсылают к Достоевскому. Что из накопленного жизненного опыта влияет на Ваше творчество?

Человек это сумма всего того что с ним происходило. Когда ты что-то делаешь ты, так или иначе, вкладываешь частицу себя. На счет Достоевского, это довольно забавная идея, может быть, это было навеяно текстом или чем-то.

В свое время, будучи еще в художественной школе «Преступление и Наказание» повергало меня в благоговейный трепет, и я рисовала к нему иллюстрации, Раскольникова, тень с топором.

Вам не трудно рисовать на заказ? Не ограничивает ли это Вас каким-то образом?

В определенном плане конечно ограничивает. Я как раз сейчас размышляю на тему того нужно ли делать что-то только для себя и говорить что меня не интересует конечное мнение зрителей. Либо делать рассчитывая на какой-то эффект в конце.

Работать с заказчиком не сложно, если тебе дают определенную свободу. Тогда работа строится идеально. Я всегда готова выслушивать какие-то вменяемые комментарии, особенно когда говорит автор. У автора, по сути, есть право, я не считаю иллюстрацию самостоятельным искусством, иллюстрация вторична, первичен текст. Она такое дополнения, которое может быть, а может и не быть.

И тут очень важно найти взаимопонимание с автором.

Кто для Вас художник, а кто иллюстратор?

Я разделяю эти два понятия. Художник более свободен. Хотя все очень сложно. Иллюстрация для меня это малая форма…маленький размер, другое восприятие, другая подача материала. В итоге это продукт, предназначенный для книги, для журнала, то, что мы держим в руках, то, что мы видим близко. Иногда некоторые иллюстрации не воспринимаются уже с расстояния метр-два, потому, что не видно деталей. Иллюстрация вещь функциональная.

Художник делает немного другие по задаче вещи. По структуре, по восприятию и по подаче. Иллюстратор это как вектор, нам задано движение, он направляет дальше, дает поддержку тексту. А художник как ретранслятор, который воспринимает сигнал и передает его дальше. Сигнал при этом может быть любым.

Что для Вас самореализация, нужно ли Вам признание?

Конечно, нужно, я тщеславный человек, мне нужно признание. Но дело даже не в этом, дело в том, что быть иллюстратором для меня слишком мало. Слишком маленький формат, слишком маленький результат. Известность иллюстратора довольно широкая, потому что аудитория журнала книга большая. Но мне хочется другого диалога со зрителем, на другом уровне. Мне хотелось бы реализоваться как большой художник, большой в смысле размеров полотен.

Что Вам дает Москва? Почему Вы переехали?

Я переехала в переломный для себя момент, когда поняла что дизайн это не мое. Я жила в Питере 10 лет и для меня в этом городе не было какого-то пути дальше. Москва немножко берет тебя в тиски. Я стала часто там бывать и поняла, что там есть какая-то бодрость, которой на тот момент мне и не хватало. С другой стороны сейчас в Питере стало неожиданно очень хорошо. Честно говоря, я подумываю, не вернутся ли мне обратно, потому, что Москва все-таки утомляет.

Чем удобен Moleskine?

Каждый человек, наверное, любит всякие блокнотики. У меня их много, я рисую и пишу в них одновременно, они все выполняют разные функции. Если я знаю, что мне нужно будет что-то записать зарисовать, то я беру блокнот большего размера. Или беру маленький — в сумку положить. Он такой приятный. Его приятно держать, он очень функциональный. У меня есть альбом его можно поворачивать как удобно.

Ваши иллюстрации и те наброски, которые я видела в вашем Молескине, очень различаются.

Я не такой мрачный человек, как это предстает в моих работах. Что-то я делаю для себя, какие-то наброски с натуры. Я не делаю больших цветных работ, потому что я не очень уверена. Мне нравится делать какие-то цветные вещи небольшие для себя. Сам Молескин не располагает к какому-то размаху. У меня такая фактура бумаги, которая более подходит для чего-то тонкого и нежного.

Чье мнение о том, что вы делаете Вам важно?

Мне важно мнение всех людей кто это видит, любое мнение полезно. Когда позитив тогда отлично, здорово. Если это какая-то критика, сначала я реагирую в штыки, но потом задумываюсь и что-то воспринимаю.

Разграничиваете ли Вы критику, кто, по вашему мнению, имеет право критиковать художника? Либо это профессионал, человек который имеет, художественное или гуманитарное образование, либо любой посетитель выставки может критиковать, и вы будете также прислушиваться к нему.

Я думаю, что просто будет разная критика. В принципе любой человек имеет право высказать свое мнение. Я думаю что я достаточно адекватна, для того что воспринимать эту критику от того от кого она исходит. Критика тоже бывает разная. Бывает, человеку хочется выместить свое негодование, он привносит что-то с собой, и его в моей работе может что-то задеть, он может все это совместно высказать. Скорее всего, я на это не буду обращать внимания. Если в этом есть какая-то здравая мысль, то я, пожалуй, призадумаюсь.

Мне важно мнение моих преподавателей, все-таки это люди, которых я уважаю, которые помогли мне стать тем, кем я есть. Мне важно мнение мужа, мы работаем с ним в близких областях. Мы всегда советуемся. Я даю ему что-то посмотреть и стараюсь к нему прислушиваться.

Мне важно мое собственное мнение. На уровне того, что если работа мне не нравится то, скорее всего она не будет принята, не сдам ее быстро, придется много доделывать.

Вы живете в своем замкнутом мире?

Именно к этому я стремлюсь. Сюжеты приходят откуда-то, но все равно все формируется, трансформируется внутри себя, когда ты сидишь, от всех закрывшись. Я вообще стопроцентный интроверт. И публичность мне не нужна, я в нее не вписываюсь.

Есть такой художник из польских сюрреалистов Здзислав Бексиньский (Zdzis?aw Beksi?ski). Он никогда не посещал ничьих выставок, никогда не интересовался тем, что делают другие. Он был абсолютно закрытый человек внутри себя. И мне такая позиция наиболее близка, особенно в нашей современной действительности, когда ты не успеваешь отфильтровать, все что за день оседает тебе в голову. Хочется посидеть в тишине, очиститься.


 

 

 

Еще по теме

4 Responses to “Слезы тщетности”

  1. 4
    Гелета Says:

    Спасибо.

  2. 3
    Эффект лосося | Мой Молескин Says:

    [...] Маши Красновой-Шабаевой, Тимура Яржомбека, Юлии Блюхер, Ирины Троицкой, Виктора Меламеда,  немецкой группы [...]

  3. 2
    Нюша Says:

    Иллюстрации очень понравились… сильные, волевые, характерные… не шаблонные. Из последних публикаций на сайте — эта самая для меня интересная.

  4. 1
    Саша Says:

    сколько раз не пыталась рисовать в молескине, у меня ничего путного не выходило.в графике чувствуется скованность. я рисую на обычных листах а4 свои наброски. Видимо это из-за того что мой любимый преподаватель научил меня относиться к бумаге как к тряпке,тогда появляется уверенность,что очень важно для набросков. А молескин это такой красивый блокнотик и его как-то мне жалко и нет в моих рисунках в молескине такой смелости и уверенной руки,как на обычных листах. А у вас с этим все в порядке) восхищаюсь.

Leave a Reply

Вы можете добавить картинку к комментарию кликнув здесь.